ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ

Научная дискуссия.

При постановке историко‑критичных проб‑лем не следует представлять научную дискуссию как суд с обвиняемым и прокурором, который по долгу службы должен обосновать, что обвиняемый виновен и заслуживает того, чтоб его «изъяли из обращения». В научной дискуссии, так как подразумевается, что цель ее – отыскать правду и обеспечить прогресс науки ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ, более «передовым» оказывается тот, кто становится на ту точку зрения, что противник может выражать требование, которое должно быть включено, хотя бы как подчиненный элемент, в свою конструкцию. Постигнуть и близко к реальности оценить позицию и резоны противника (а время от времени им оказывается вся предыдущая идея) как ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ раз и значит освободиться от кандалов идеологии (в низком смысле слепого идеологиче‑ского фанатизма), другими словами стать на «критическую» точку зрения, единственно плодотворную в научном исследовании.

Философия и история.

(См. заметку в другом месте)

Принципиально установить, что необходимо осознавать под философией, под философией одной исторической эры, и каковы значение ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ и смысл философий философов в каждую из таких исторических эпох. Если принять сформулированное Б. Кроче определение религии как миропонимания, ставшего актуальной нормой (при этом актуальная норма понимается не в книжном смысле, а конкретно как претворенная в практическую жизнь), большая часть людей ока‑жется философами, так как они совершают практические ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ дела, а в этих их практических делах (в направляющих линиях их поведения) уже заключено определенное миропонимание, опреде‑ленная философия. История философии, как она понимается обычно, другими словами как история философий философов, – это история предпринимаемых определенным классом лиц идейных попыток поменять, поправить, усовершенствовать миропонимания, имеющиеся в каждую определенную эру, поменять, как следует ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ, надлежащие и относительные нормы поведения, другими словами поменять практическую деятельность в целом. С интересующей нас точки зрения недостаточно изучить историю и логику философских систем разных философов. Нужно, хотя бы в порядке методического указания, привлечь внимание к другим частям истории философии, а конкретно: к исследованию мировоззре‑ний широких ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ масс, миропониманий самых узеньких руководящих (либо интеллигентских) групп и, в конце концов, связей меж этими разными культурными комплексами и философией философов. Философия эры – это не философия того либо другого философа, той либо другой группы интеллигенции, того либо другого большого подразделения народных масс – это композиция всех обозначенных частей, которая развивается ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ и совершенствуется в определенном направлении и при всем этом все в большей мере становится нормой коллективных действий в данном направлении, другими словами становится «историей» определенной и полной (цельной). Означает, философия определенной исторической эры – это не что другое, как «история» этой эры, не что другое, как совокупа изме‑нений, которые ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ руководящая группа смогла произвести в прош‑лой реальности; в этом смысле история и философия неделимы, они образуют «блок». Можно, но, «различить» фактически философские элементы, и притом на всех их ступенях: в виде философии философов, в виде концепций руководящих групп (философская культура) и в виде религии широких масс; можно узреть также, что на ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ каждой из этих ступеней приходит‑ся иметь дело с разными формами идейной «комбинации».

«Созидательная» философия

Что такое философия? Пред‑ставляет ли она собой только чисто рецептивную либо, самое большее, упорядочивающую деятельность либо же это деятельность полностью созидательная? Нужно дать определения терминам «рецептивный», «упорядочивающий» и «созидательный». «Рецептивный» предполагает уверенность ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ в наличии наружного полностью постоянного мира, имеющегося «вообще», беспристрастно, в вульгарном смысле этого слова. «Упорядочивающий» приближается по смыслу к термину «рецептивный»: он хотя и предполагает какую‑то мыслительную деятельность, но деятельность эта небогатая и ограниченная. А что все-таки значит термин «созидательный»? Может быть, он значит, что окружающий ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ мир сотворен идеей? Но какой идеей и чьей? Так можно впасть в солипсизм, и вправду, всякая форма идеализма по необходимости впадает в солипсизм. Чтоб избежать, с одной стороны, солипсизма, а с другой – механистических концепций, заключенных уже в самом осознании мышления как рецептивной либо упорядочивающей деятельности, нужно ставить вопрос «историцистски ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ» и в то же время класть в базу философии «волю» (в конечном счете практическую либо политическую деятельность), но не произвольную, а рациональную, осуществляющуюся постольку, так как она соответствует беспристрастной исторической необходимости, другими словами так как она сама является всеобщей историей в момент ее постепенного воплощения; если эта воля представлена сначала отдельным индиви ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ‑дом, ее рациональность доказывается тем, что ее принимают многие и принимают навечно, по другому говоря, тем, что она становится культурой, «здравым смыслом», миропониманием с соответственной ему этикой. До германской традиционной философии философия мыслилась как рецептивная либо, самое большее, как упорядочивающая деятельность; ее понимали, другими словами, как зание некоего механизма ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ, беспристрастно функционирующего вне человека. Германская традиционная философия ввела понятие «созидающей» мысли, но она заполняла его идеалистическим и спекулятивным содержанием. Пожалуй, только философия практики, делая упор на немецкую традиционную философию и избегая всех тенденций к солипсизму, принудила идея сделать шаг вперед, рассматривая идея историцистски как миропонимание, как «здравый ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ смысл», всераспространенный посреди многих (а такая распространенность была бы как раз невообразимой, если б он не был рационален и историчен), при этом всераспространенный таким макаром, что он преобразуется в актив‑ную норму поведения. Термин «созидательный» нужно, как следует, осознавать в «относительном» смысле как идея, изменяющую мироощущение большинства, а как ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ следует, и самую реальность, которую нельзя мыслить без этого большинства. «Созидательный» также постольку, так как показывает, что не существует «действительности» самой по для себя, внутри себя и себе, но всегда в историческом взаимоотношении с людьми, которые ее изменяют, и т. д.

В каком смысле можно гласить об историческом ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ значении философии? Многие исследования и труды об историческом значении разных философий являются полностью бесплодными умствованиями, потому что в их не учитывается, что многие философские системы представляют собой проявления, чисто персональной (либо практически только персональной) деятельности и что та часть их, которая имеет право называться исторической, часто только мала и к тому же ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ тонет в массе абстракций чисто рационалистического и схоластического происхождения. Можно сказать, что историческая ценность философии может быть «высчитана» по достигнутой ею «практической» действенности («практической» в широком смысле). Если правильно, что всякая философия есть проявление определенного общества, то она должна была бы оказывать оборотное воздействие на общество, вызывать определенные ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ положительные и отрицательные следствия: конкретно мера, в какой она оказывает это оборотное воздействие, и есть мера ее исторического значе‑ния, того, что она не плод личного «ученого корпения», а «исторический факт».

Философ.

Выдвинув положение, что все люди – философы, по другому говоря, что меж философами по профессии, либо ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ «спе‑циалистами» в области философии, и остальными людьми суще‑ствует не «качественная», а только «количественная» разница (слово «количество» в данном случае обладает своим особенным смыслом: его нельзя путать с арифметической суммой, ибо оно показывает на огромную либо наименьшую «однородность», «последовательность», «логичность» и т. д., другими словами на количество каче‑ственных частей), следует ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ все таки узнать, в чем фактически состоит эта разница. Так, будет неточным именовать «философией» всякую тенденцию мысли, хоть какое общее направление и т. п. и даже хоть какое «представление о мироздании и жизни». Философа можно было бы именовать «квалифицированным рабочим», противопоставляя его разнорабочим, да и это ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ будет неточно, так как в индустрии не считая разнорабочих и обученных рабочих еще есть инженер, который знает ремесло не только лишь фактически, но также и на теоретическом уровне и исторически. Философ по профессии, либо спец в области философии, не только лишь «думает» с большей логической строгостью, более поочередно и систематично, чем ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ другие люди, он также знаком со всей историей мысли, другими словами способен дать для себя отчет о развитии, проделанном идеей до него, он в состоянии продол‑жить рассмотрение заморочек в том их виде, который они заполучили после всех попыток их разрешения и т. д. В области мышле‑ния он производит ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ ту же функцию, что и спецы в разных областях науки. Но имеется различие меж философом‑спецом и спецами в других областях, а имен‑но: философ‑спец еще поближе к остальным людям, чем другие спецы. То, что философа‑спеца превратили в фигуру, напоминающую других профессионалов в науке, как раз и ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ породило карикатуру на философа. По правде, для того чтоб представить для себя спеца‑энтомолога, совсем не непременно, чтоб все другие люди были эмпирическими «энтомологами»; чтоб представить для себя спеца по тригонометрии, совсем не непременно, чтоб большая часть других людей занималось тригонометрией и т. д. (можно отыскать самые что ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ ни на есть утонченные, спец, нужные науки, но от этого они еще не делаются «общими» для всех), но нельзя для себя представить человека, который не был бы сразу философом, который не мыслил бы, нельзя конкретно поэтому, что мышление характерно человеку как таковому (если только он не кретин в патологическом ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ смысле слова).


problema-raspredeleniya-i-socializm.html
problema-razgranicheniya-psihologicheskih-fenomenov-i-psihopatologicheskih-simptomov.html
problema-razvedeniya-sponsorov.html